Разместить рекламу на сайте SyasNews со скидкой!

�� � ���. �����:
    vkokfbtwgplustelytrss

Ветеран из Сясьстроя лишился квартиры в Петербурге

Ветеран из Сясьстроя лишился квартиры в ПетербургеПоследние сбережения 78-летний мужчина отдал за квартиру в многоэтажке, которую построили незаконно. – Мы воевали, а они теперь едят хлеб с маслом – и безобразничают, – вздыхает блокадник Федор Филиппов. – Смотришь: черт знает, для чего живут люди. Для чего я работал пятьдесят лет? Чтобы обманули под конец? Конечно, стариков одурачить легче всего. Вот и дядя Федя попался на крючок без всякой наживки. Лишился всего. Наверно, я просто неудачник…

Уже три года 78-летний Федор Федорович, ветеран труда, инвалид второй группы, – фактически бездомный. Свои последние деньги, вырученные от продажи двухкомнатной квартиры в Сясьстрое (за жилье возле целлюлозно-бумажного комбината дали всего 650 тысяч рублей), он отдал в руки строителей вне закона.

ЖЕРТВА «БОНДИАНЫ»

История потерь Федора Федоровича началась в мае 2013-го, накануне 68 годовщины Победы. По радио он услышал, что какая-то строительная компания предлагает ветеранам студии в петербургском микрорайоне Володарский с тридцатипроцентной скидкой. Подумал: к детям поближе, условия лучше.

– Специально съездил на стройку, к дому №1 литера А по Республиканской улице, – вспоминает Федор Федорович. – Смотрю: дом стоит, люди работают.

15 мая пенсионер уже был на пороге офиса компании «СУ-1» на Невском проспекте, 71. Заключили предварительный договор на покупку студии в первой парадной на верхнем, третьем, этаже. С вырученных за проданную двушку денег дедушка сделал первый взнос – 450 тысяч рублей. И только в августе он узнал, что еще до этой трагической сделки стройку признали незаконной.

– 15 января прошла проверка объекта на Республиканской, – сообщала прокуратура. – Она показала, что строительство самовольное, ведется без разрешения. Мало того, трехэтажное многоквартирное здание воздвигают на участке, отведенном под индивидуальные одноквартирные дома.

Еще в апреле 2013-го Красносельский районный суд постановил дом снести. Требование направили владелице участка, Ирине Бонд. По удивительному стечению обстоятельств, стройку на участке развернула компания «СУ-1», генеральным директором коей является ее супруг Евгений Бонд, в прошлом прославившийся среди обманутых дольщиков под фамилией «Дондурей». После скандала с фирмами «РосГлавМатериалы» и «Прагма» в начале 2000-ых горе-строитель несколько лет жил в Лондоне.

– Когда узнал, что дом сломают, пришел в офис фирмы, написал заявление, – рассказывает Федор Федорович. – Сказали, что деньги вернут. В этот момент во всем офисе был только один человек.

– Нам что говорили – мы то и делали, – рассказал «Комсомолке» один из бывших сотрудников «СУ-1». – Говорили, что все разрешения на стройку и документацию скоро получим.

Заподозрив мошенничество, Филиппов направился в районную прокуратуру и подал иск в суд. Требовал вернуть свои деньги. А пока дело не разрешилось, переселился к дочери, в однушку на улице Уточкина.

В октябре 2013-го Куйбышевский районный суд постановил: взыскать с «СУ-1» в пользу Филиппова 450 тысяч рублей, а также десять тысяч на компенсацию морального ущерба, и оштрафовать компанию на 230 тысяч рублей. Решение передали приставам.

Казалось бы, вот она, победа. Но на дворе 2016 год, а денег как не было, так и нет.

«КАК ЖИТЬ, ЕСЛИ НЕ ВЕРИТЬ?»

– Сначала мое дело вел один пристав, но он уволился, – рассказывает Филиппов. – Уволился и второй пристав, и третий. Сейчас оно находится у четвертого. Три года гоняют туда-сюда.

Отчаявшийся блокадник обращался к губернатору Петербурга, к депутатам, в полицию. Но «получал одни отписки» и слышал «кругом одни насмешки».

– Одни говорили, что я сам виноват: мол, подписывать договор меня никто не заставлял, – рассказывает Федор Федорович. – Другие – что я, рожденный и проживший в Ленинграде и Петербурге почти всю жизнь, вообще здесь никто и права на льготную жилплощадь не имею, потому что три года провел в Сясьстрое.

Чиновникам Приморского района блокаднику пришлось доказывать, что он не бомж: последние три года он прописан в квартире на Уточкина. Кроме старика, на 38 квадратных метрах ютятся дочка и двадцатилетняя внучка. И, по мнению, районных чиновников, это даже неплохо.

– Дочка меня, конечно, приняла, но я там не к месту, – объясняет Федор Федорович. – Там живут молодые женщины. А комната в двадцать «квадратов» одна. Это что же, кроватями всю ее заставить? Или, может, в коридоре спать?

К тесноте Филиппов привык: родился он в многодетной семье. У него было семь братьев и сестер, вот только теперь уже никого в живых не осталось. Вновь зарабатывать и складывать, после пятидесяти лет работы автомехаником и водителем, сил нет. Так что остается только надеяться.

– Звонил Бонду, – делится Филиппов. – А он сказал, что денег у него нет: все на строительство потратил. И что он будет мне платить, только если я устроюсь к нему сторожем.

Сдаваться житель блокадного Ленинграда не привык. Пенсии на жизнь ему хватает. Но дело о 450 тысячах – это дело принципа.

– Это что же получается: у любого можно деньги отнять? – возмущается Федор Федорович. – Конечно, я глуп, что страдаю по прежним временам, но раньше такого не было. Что стало с обществом? Как жить, если никому не верить? Я остался один, а кругом – одни враги.

ОФИЦИАЛЬНО:

По данным УФС судебных приставов по Петербургу, от действий «СУ-1» пострадали 36 человек. Общая сумма долга фирмы - 63,4 миллиона рублей.

– Организации по адресу нет, имущества для описи и ареста не обнаружили, – сообщили «Комсомолке» приставы. – Средства на счетах компании отсутствуют. Никакие объекты, находящиеся в собственности города, фирме не арендует.

Единственное, что нашли приставы – это земельный участок с нежилым домом. Его передали на оценку, чтобы в дальнейшем продать. И все было хорошо. Ровно до 19 ноября 2015 года: должник затеял «самоликвидацию».

– Когда компания в процессе ликвидации, все аресты ее имущества приостанавливаются, – объяснила ведущий специалист-эксперт УФССП по Петербургу Олеся Шамсутдинова. – Все распродают, чтобы погасить долги организации. Но в первую очередь с вырученных средств уплатят налоги. А уж то, что останется, солидарно разделят между дольщиками.

Ожидать своих денег Федору Федоровичу и остальным горе-покупателями придется полгода минимум. Но останется ли что-то вообще? Неизвестно. Ведь только перед государством у фирмы многомиллионные долги.

– Придти домой к Бонду и отобрать у него микроволновку мы не можем:, – добавила Олеся Шамсутдинова. – Квартиры, машины – это его личное имущество, а им за долги компании он не отвечает.

Правоохранители признаются: к сожалению, это стандартная схема для подобных компаний. Ушел в ликвидацию – и «до свидания».

Другое дело – дело уголовное. Ирину Бонд судят уже не один год. По данным полиции, в ходе «бондианы» две фирмы, «СУ-1» и «Девелопмент групп», построили пять домов вне закона. В декабре начался процесс над обоими Бондами: чету обвиняют в мошенничестве.